Римма Дюсметова (rimmadyusmetova) wrote,
Римма Дюсметова
rimmadyusmetova

Врачебный ребенок и ПТСР

 

Моя давняя знакомая-терапевт почти не вылезала из больничного. Ее дочь, восьмилетняя девочка, вполне на вид здоровая и упитанная, считалась «ЧБР» - часто болеющим ребенком.

Однажды при встрече я поинтересовалась, не бывали ли они на приеме у психолога, может, у девочки психосоматика какая...

 

- Да что ты?! Какие у нее могут быть психологические проблемы? Слава богу, ни психических, ни психологических проблем! Как сыр в масле катается! Знаешь же, слова «нет» не знает! Единственный ребенок! Папина любимица! Уж как бережем, как принцессу! Может, слишком балуем, разве что…

А что болеет – вот уже все обследовали, ничего не находят. Ну, понятно, врачебный ребенок – это же известный фактор, все болезни, все инфекции –  ну все не как у всех, всегда с осложнениями да с парадоксальными какими-то реакциями. А так, упаси бог от психологов! Извини, конечно, не про тебя будет сказано! Если б что – мы бы прямо к тебе! Но ни- че- го! Свекровь вот на сглаз да на порчу уже все списывает. Но ничего, уже большая, скоро все нормализуется, окрепнет!

- Никаких психотравм не было? Может быть, когда-то в садике что произошло или кто обидел, напугал, есть какие-то страхи?

- Какие страхи? Дылда такая, ничего не боится! Сама кого хочешь напугает!

- Ну, давай ее спросим. Только прошу, отойди в сторону, чтобы ребенок на тебя не реагировал.

Сажу девочку рядом.

- Давай-ка мы с тобой просто поговорим. Какой у тебя любимый цвет?

- Черный!

- Понятно… У тебя всегда любимым цветом был черный или тебе раньше нравились другие цвета?

-  У меня все радостные цвета были любимыми только до 4 лет! А потом только черный цвет!

- А что случилось, когда тебе было 4 года?

- Я сильно обожглась, лежала в больнице с мамой. С тех пор у меня все плохо, все страшно, и весь мир страшный, все краски черные! Я каждый день вспоминаю это, вижу во сне!

Мама в шоке!  Если бы разговор с ее дочерью состоялся бы без нее, она бы никогда не поверила бы никому, что ее дочь могла такое рассказать! Для нее эти слова дочери были как гром среди ясного неба! «Как ей может быть плохо, когда ее так балуют, а этот ожог был давным-давно, и уже сто раз забыт!»

Оказалось, что после ожога у девочки развилось посттравматическое стрессовое расстройство, она «застряла» в том страшном переживании боли и ужаса. Из-за ПТСР, депрессивного состояния у нее был снижен иммунитет, и она постоянно температурила, то и дело болела.

После первого же сеанса девочка избавилась от тяжелых переживаний и ощущений, связанных с ожогом, то есть избавилась от проявлений ПТСР. Перестала часто болеть. Чтобы не было чувства вины, пришлось психотерапевтировать и маму. Пришлось ей объяснить, что дети могут не рассказывать близким о своих страхах и переживаниях, особенно, если они идут с раннего детства и воспринимаются ими как что-то неизбежное, обычное.

Если после каких-то стрессов, психотравм  дети начинают чаще болеть, странно или необычно себя вести, лучше показать ребенка психологу, которому вы доверяете.

 

 

 

 

Tags: ожог, посттравматическое стрессовое расстройст, психотерапевтическая быль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments