Римма Дюсметова (rimmadyusmetova) wrote,
Римма Дюсметова
rimmadyusmetova

Трудный путь к свободе. От симбиоза.


Несколько лет назад пришлось психотерапевтировать десятилетнего мальчика с навязчивыми страхами, кошмарными снами. Тогда в результате краткосрочной психотерапии (2-3 сеанса) успешно справились с проблемами, но я насторожила родителей, что мальчик слишком эмоционально реагирует  на ссоры родителей, обратила внимание на эмоциональную созависимость с матерью. Посоветовала пройти семейную психотерапию или, по крайней мере, более длительную  индивидуальную психотерапию с мальчиком, чтобы в последующем не было проблем. Однако родители, видимо, не приняли всерьез советы психолога и не стали больше обращаться за помощью, считая, что все обойдется.

 

Прошло 3 года, и семья обратилась снова по поводу проблем мальчика. Началось с телефонного звонка поздним вечером: мама объяснила, что после небольшой ссоры с ней сыну внезапно стало плохо: появились  слабость, дурнота, рвота, сильные боли в области живота, пересохло во рту. На вопрос, почему не вызывают «скорую», она ответила, что примерно такое уже было с сыном после неприятного инцидента, и она уверена, что это похоже на психологическую проблему.

Мальчик очень слабым голосом отвечал на мои вопросы, когда я начала психотерапевтировать его по телефону (они живут в другом городе, срочная встреча исключалась). Через минут 15-20 состояние мальчика улучшилось, и он заснул. Мама попросила еще один сеанс по телефону для закрепления эффекта на следующий вечер. После этого сразу не получилось встретиться, потому что я была очень занята. Однако родители боялись, что снова может все повториться, и через месяц  мы смогли встретиться.

После диагностического интервью с мальчиком стало ясно, что именно сильная эмоциональная созависимость с матерью, неразрешенная проблема сепарации с тревожной и подавляющей матерью стали причиной психосоматических проявлений. Сын пытался дистанциироваться от матери, сопротивляться излишней опеке, что обижало маму. Страх за маму, что он может быть причиной болезни матери из-за своего непослушания и споров, запускало в мальчике чувство вины, которое на телесном уровне сконцентрировалось у него в области желудка и живота, при том, что он яркий визуал. Кроме того выяснилось, что он, будучи еще совсем маленьким, под впечатлением ссор родителей неосознанно принял на себя ответственность за их взаимоотношения. Все это стало непомерной ношей для незрелой психики мальчика.

Для матери тяжело было видеть, как с каждым годом у сына  становится все больше проблем  со здоровьем, но медикаментозное лечение давало лишь временный эффект. Проблемы с навязчивостями в различных проявлениях, паническими атаками, головными и желудочными болями прошли лишь после психотерапии, когда мальчик, почти уже юноша, сумел почувствовать себя свободным от мамы, от чувства вины и принял ответственность за свою жизнь на себя. «Ну, наконец-то, я перестал волноваться за родителей, и я уже смогу выжить, даже если окажусь без мамы!»,- радостно вздохнул парень после сеансов, освободившись  от тяжкого бремени трагических жизненных сценариев болезненных детей, живущих в путах симбиотических отношений.

 

Tags: неразрешенная сепарация, психотерапевтическая быль, эмоциональная созависимость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments