Римма Дюсметова (rimmadyusmetova) wrote,
Римма Дюсметова
rimmadyusmetova

Взгляд психолога на смерть артиста

Сегодня юбилейная дата Евгения Дворжецкого: ему исполнилось бы 55 лет. Я о нём писала здесь, связывая его гибель с проблемой лояльности семье и синдромом годовщины.

Сегодня по телеканалу "Культура" услышала воспоминания о нём его вдовы и коллег. Их воспоминания подтверждают, что Евгений Дворжецкий был высокочувствительным, гиперответственным  человеком, склонным к печали. На мой взгляд, он был из тех, на ком была заметна печать смерти, как и у его брата Владислава Дворжецкого. Коллеги говорили о том, что он боялся старости, не хотел стареть, что может вести бессознательное высокочувствительного человека к скрытому суициду. И его смерть в автокатастрофе я рассматриваю как автоцид.

Не знаю подробностей личной жизни актёра, но дополнительным толчком к скрытому суициду, кроме синдрома годовщины, могла быть новая любовь и невозможность предательства по отношению к жене, семье. Для гиперответственной, высокочувствительной, высокодуховной натуры в таком варианте невозможности выбора между долгом и новой любовью появляется другая неизбежность: смерть, которая освобождает от выбора.

Возможно, Евгений Дворжецкий дал себе жизни только до 40 лет. Тогда у него не было другого выбора: так или иначе он шёл к ранней смерти... Это заставляло его лихорадочно торопиться жить, чтобы не думать о смерти.

О таких примерах я вспоминаю, когда на приёме, например, шестилетний малыш может сказать: я умру в 25 лет. И как счастлив ребёнок, когда после психотерапии он получает шанс жить долго! Жаль, что родители не знают о роковых мыслях и ожиданиях своих детей, склонных к суициду и скрытому суициду...


Tags: Евгений Дворжецкий, печать смерти, синдром годовщины, скрытый суицид
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments