Римма Дюсметова (rimmadyusmetova) wrote,
Римма Дюсметова
rimmadyusmetova

Джуна и её сын: губительный симбиоз

Известно, что Джуна после смерти своего единственного сына Вахтанга стала не просто затворницей. «Мне кажется, я только по инерции ещё блуждаю по Земле, а на самом деле уже давно умерла»,– признавалась она не раз.

Потеряв смысл жизни в лице сына, она сразу захотела уйти вслед за ним. Не только потому, что усилилась её психическая болезнь. Она и до этой трагедии наблюдалась у психиатров. Целительница не вышла из горевания, потому что продолжала ощущать себя единым целым с погибшим сыном. Ей было невмоготу жить, когда не стало главной, самой важной, но уже мёртвой её части.

 Джуна общалась с его духом. Оставила в его гробу мобильный телефон, постоянно пополняя счёт. Сокрушалась и горевала, что телефон тот разрядился, и сын не может ответить на её звонки. Не раз пыталась претворить в жизнь мечту клонировать сына. Не получилось. Тогда она решила, что родит его снова сама, уже в роли суррогатной матери, используя сперму сына. Не знаю, каких трудов стоило медикам убедить Джуну, что это невозможно, не получится в связи с её состоянием здоровья, возрастом. Стать суррогатной матерью уговорила девушку сына, но, к её безмерному горю, для зачатия уже сперма не была достаточно качественно сохранена.

 Оставалось одно: умереть, чтобы воссоединиться с любимым сыном. Джуна пыталась не раз сама уйти из жизни, молила бога о том, чтобы скорей попасть в загробный мир. И бог, наконец, услышал: она угасла...

 Джуну очень любил отец. Они были очень похожи. Даже похожи в том, что они ощущали себя одновременно жителями земли и далёких звёзд. И в трудных случаях она слышала голос отца, который подсказывал ей, что делать. Его голос всегда помогал, давал ей силы...

 Потеряв двухмесячную дочь в первом браке, странная «ведьма», как её часто звали в родном селении, разошлась с мужем и уехала в Москву. Родила сына в другом браке. Когда Вахтангу было 7 лет, Джуна много месяцев спасала его и спасла, конечно, с помощью врачей, от саркомы. Тогда она свято поверила в свою силу целительницы. И уже после выздоровления сына она решила посвятить свою жизнь сыну: служить ему, оберегать и радовать его. И все её успехи, таланты, разнообразное творчество, богатство и слава – всё было ради сына и связано с сыном, который заслонил собой весь мир.

Другие мужчины теперь для неё существовали только как друзья. Да и сын никогда бы не позволил ей выйти замуж: ведь мама обещала, что им двоим больше никто не нужен! Джуна вспоминала, что «даже когда ему было 13-14 лет, мог при гостях сесть ко мне на колени, чтобы показать, что я принадлежу только ему». И даже со своей свадьбы с Игорем Матвиенко, сгоряча организованной после спора с братом, «провинившаяся» Джуна спешно сбежала с сыном.

Сын вырос, стал двухметровым красавцем, но мама его так и не «отпустила», продолжая постоянно тревожиться и бояться за него...

 Да, это то, что называется симбиотическими отношениями, эмоциональной созависимостью. Друг для друга Джуна и её сын были единым целым, как они сами в этом оба признавались. Они радовались таким отношениям. А это была ещё и их беда, приведшая в конце концов к печальному концу...

 Когда вырастают такие «неотпущенные» сыновья, они не могут построить нормальную семью: всё ищут жену-маму, похожую на родную мать. Все женщины разочаровывают их, потому что все самые прекрасные жены меркнут перед маминой любовью и заботами. И, рождённые «для себя», мужчины часто продолжают бессознательно считать своей настоящей семьей только маму, родительскую семью, а не своих жён и детей.

 Если в симбиозе с мамой находится мальчик, то у него высокая тревожность, переданная ему тревожной мамой, усугубляется невыносимыми страданиями из-за невозможности и одновременно необходимости быть с мамочкой «единым целым». То есть так или иначе у них появляется проблема половой идентичности, часто сопровождаемая депрессией, агрессией, аутоагрессией.

 Кроме того, «неотпущенный» великовозрастный ребёнок мучительно невротизируется страхом потерять свою «половину»: «Как я буду жить без мамы, когда её не будет?» Его гложет страх смерти, бессознательный страх «не быть» без мамы. К сожалению, часто эти переживания и страхи приводят к каким-то тяжёлым психосоматическим болезням, травмам, алкоголизации, наркотизации...

 Да, нередко бессознательному созависимого дитя, находящегося в симбиотической зависимости от матери, легче инвалидизироваться, чем расстаться с мамой. И тогда в драматическом варианте «исполняется» мечта мамы: всегда быть вместе. Так обычно разыгрывается сценарий с симбиотическими отношениями «неотпущенного» ребёнка с мамой. В случае же с Джуной разыгрался совсем трагический сценарий: её сын после аварии погибает. Любящая мать не доверила своего сына врачам и взялась лечить его сама, надеясь, что снова спасёт его, как в детстве. Не получилось... Возможно, здесь мы видим как раз тот случай, когда некоторые слишком созависимые дети предпочитают умереть раньше мамы, чтобы не жить с постоянным невыносимым страхом возможной потери.

Когда психологи или просто окружающие отмечают у кого-то симбиотические отношения с ребёнком и советуют не душить его в объятьях своей безмерной любовью, то стоит задуматься о том, как справиться с этой проблемой и как найти для этого хорошего специалиста. К сожалению, симбиотические отношения – это не та проблема, с которой можно справиться самому...
Tags: cозависимость, Джуна, душить любовью, симбиоз, страхи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments